?

Log in

Previous Entry | Next Entry

В своей статье 'The Danger of Placing Your Chips on Beauty' (The New York Times, Nov 21, 2015: http://www.nytimes.com/2015/11/22/opinion/sunday/the-danger-of-placing-your-chips-on-beauty.html?_r=0), Роджер Коэн отмечает:

"Они [т.е. парижане] все еще потрясены. Чувство невозместимой потери присутствует на абсолютно пустых улицах, новое подозрение - в оценивающих взглядах, в настороженном оцепенении.... посетители испуганы, умы оцепенели от ужаса, спокойствие утеряно. Город чувствует себя уязвимым".

Газета The Washington Post ('In Paris’s wake, a changed presidential contest — and electorate', Nov 22, 2015: https://www.washingtonpost.com/politics/in-pariss-wake-a-changed-presidential-contest--and-electorate/2015/11/22/4ef899b8-8fc7-11e5-ae1f-af46b7df8483_story.html) сообщила, что фокус 42% тех, кто будет участвовать в грядущем первичных выборах республиканского кандидата в президенты в Нью-Гемпшире, сместился с экономических вопросов на вопросы терроризма и национальной безопасности. В более чем 200 интервью, избиратели указали на причины этого изменения: после событий в Париже они более опасаются "Исламского государства; еще более испуганы сценами обезглавливания и прочих актов жестокости".

Французская газета Le Figaro цитирует Буалема Сансаля, автора, бежавшего из своего родного Алжира от преследований со стороны исламистов за его анти-исламские произведения: "...когда я приехал во Францию, страх испарился. Я думал, что время, на которое я приехал во Францию, будет спокойным. Теперь это уже не так: страх присутствует повсюду." (Attentats: la peur traverse Boualem Sansal «à Paris comme à Alger» // Le Figaro. Publié le 23/11/2015: http://www.lefigaro.fr/livres/2015/11/23/03005-20151123ARTFIG00137-boualem-sansal-la-peur-me-traverse-a-paris-comme-a-alger.php)

Страх. Страх поселился в сердцах западного мира. "Оружие слабых" [П. Бьюкенен. Правые и не-правые. М.: АСТ, 2006. С. 30], террор, достигло своей цели. И, как верно замечает Пэт Бьюкенен, парализующие разум европейцев паника и страх оказываются куда более тревожными, чем сами террористические акты. Что случилось с той христианской Европой, которая когда-то правила миром? Пэт, как и всегда, дает верное объяснение:

"Сила ИГИЛ, сила исламских боевиков, тех, кто желает умереть, изгоняя "крестоносцев" из своей земли, обезглавливая неверных, навязывая шариат, атакующих Запад, кроется в пустоте души западного человека.

Многие европейцы представляют собой "полых людей", описанных Т.С. Элиотом.

Они отреклись от своей отческой веры, Христианства; извинялись за грехи своих отцов и стремились загладить их вину; восприняли La Dolce Vita (ит. "сладкая жизнь), материализм и гедонизм; паразитировали на американской оборонной программе в течение 70 лет; перестали рожать детей; распахнули свои границы для жителей бывших колоний, позволяя им [беспрепятственно] въезжать и повторно заселять континент; а также повернулись спиной к патриотизму ради разнообразия и глобализма.

Они выдали миру приглашение. И мир пришел, чтобы наслаждаться щедрыми плодами их государств всеобщего благоденствия. И, однажды, он будет использоваться западную концепцию "один человек - один голос" для того, чтобы управлять странами, которые когда-то управляли его предками.

Те, кто был когда-то колонизирован, ныне постепенно становятся завоевателями.

Вызов со стороны ИГИЛ не является абсолютно нездоровым: он продемонстрирует нам способна ли Европа выжить." (P. Buchanan. Will Europe Man Up?. Nov. 24, 2015: http://buchanan.org/blog/will-europe-man-up-124310)

Последняя ремарка о "вызове со стороны ИГИЛ" точна и не является "a voice in the wilderness" ("гласом вопиющего в пустыне"). Корали Делём, в статье Après la tragédie, le réveil français? (фр. "После трагедии, французское пробуждение?"), опубликованной вчера в том же Le Figaro, отмечает:

"Неожиданная вспышка насилия во Франции может произвести эффект ускорения дезинтеграции общества, которое было атаковано именно по этой причине: не из-за порций алкоголя, употребленных на веранде, или рока, который мы слушаем, но потому, что нападавшие знали, что общество слабо и что семена раздора, посаженные в самом его сердце, дали свои всходы. Однако, все еще возможно, что эти тяжелые удары, нанесенные джихадистами, окажутся уловками Истории, способными вновь объединить людей, вернув всем, особенно молодым, чувство того, что они дети одной страны, и желание любить ее снова." (Après la tragédie, le réveil français? // Le Figaro. Publié le 23/11/2015:http://www.lefigaro.fr/vox/politique/2015/11/23/31001-20151123ARTFIG00289-apres-la-tragedie-le-reveil-francais.php)

"Le retour de la nation", возвращение нации, которое К. Делём называет "хорошей новостью" - это возвращение в сознание западных наций тех подлинно консервативных представлений и идей, которые когда-то привели Европу к ее ныне ушедшему величию: восстановление христианской веры, которая, на едином фундаменте, сформировала разнообразные культуры европейских и североамериканских наций и сами эти нации; восстановление самой культуры (политической, социальной, экономической), которая была искажена Просвещением и выросшими из него либерализмом и секуляризмом; и т.п.

Сможет ли Европа победить страх, вернув себе уверенность в будущем дне и себе самой? Или же европейцы продолжат оставаться "полыми людьми" Т.С. Элиота, медленно бегущими на встречу собственной гибели?